Уроки кризиса. Взгляды пессимистов, оптимистов и тех, кто не определился.

Считается, что в мировой экономике и финансах произошла стабилизация после завершения активной фазы кризиса. Нижняя точка экономического цикла пройдена, и началось восстановление.

ероятно, настал момент для анализа уроков кризиса. Попробуем просто обсудить то, о чем говорят, пишут, думают. Возникает вопрос: хорошо или плохо, что кризис вообще случился? «Чему быть, того не миновать», – гласит известная пословица. Но мир, тем не менее, делится на две группы в реакции на кризис вообще. Как обычно: есть оптимисты и пессимисты. Пессимисты сокрушаются над тем, что все падает, не развивается и тормозится. Оптимисты говорят: «Ну и хорошо! Зато появилось время для совершенствования и оптимизации». От оптимистов мы слышим: «Кризис – это шанс, мы можем перейти к новому этапу развития». И действительно, раз период безудержного роста либо закончился, либо заканчивается, настало время «заглянуть внутрь». В такой ситуации руководители начинают меньше инвестировать в развитие дистрибуции и маркетинг, а больше – в управленческий учет и бюджетирование. Мы рады за компании, которые пошли по этому пути, видимо, именно у них будет шанс внести лепту в развитие отечественной экономики. Обидно за тех, кто «проедает», не меняясь. Думаем, долго еще будет обсуждаться всеми вопрос о «спасении» АвтоВАЗа, о колоссальных средствах, которые пришлось выделить из госбюджета весной 2009 года. Зачем, если спроса на производимые автомобили, предлагаемые рынку по завышенной в связи с высокими издержками производства (вызванными неэффективным управлением) цене, не предвидится? И изменений в методах работы тоже не намечается. Ответ очевиден: нельзя оставить голодных людей на улице, ведь запас картофеля, выращенного на собственных приусадебных участках, уже исчерпан, надо оттянуть время, когда люди соберут новый урожай, тогда их можно будет со спокойной душой уволить. «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». И если АвтоВАЗ не захочет что-то менять в сторону оптимизации, любые выделенные деньги будут проедены. В данном случае государство опосредованно поддержало людей, но не производителя.

А давайте подумаем, кого вообще надо поддерживать? Мнения расходятся. Кто-то считает, что ключевые производства надо поддержать, отечественная экономика должна выдержать натиск кризиса. Хорошо. А каковы критерии эффективности того или иного производства. Одно дело поддержать финансами, решить проблему ликвидности, если то, что производится, действительно необходимо. А если поддерживаются неэффективные производства, спрос на продукцию которых и без того похож на еле бьющийся пульс умирающего больного? В условиях «ручного управления» нет времени на тщательный анализ ситуации и выбор того, кого стоит спасти, а кому лучше дать умереть. Вариант – поддержать конечных потребителей, а уж они пусть голосуют рублем за тех, кому стоит жить дальше. На практике было реализовано некое синтетическое решение: поддержано и социально-уязвимое население, и избранные производители. Дало ли это синергетический эффект? Вероятно, не во всех случаях, но, тем не менее, бездействие сработало бы хуже.


В то же время велика вероятность инфляции в связи с «накачкой» экономики деньгами, активизацией экономических процессов (денежное обращение, торговля). Вероятно, государством будут предприниматься какие-либо меры для стабилизации инфляционных процессов. На денежное предложение будут целенаправленно воздействовать, вероятнее всего, корректируя ставку ЦБ с учетом инфляционного фактора. Сплошь и рядом на пути восстановления после кризиса приходится натыкаться на палки о двух концах. Так и в рассматриваемом нами случае. Для восстановления темпов развития, роста инвестиционных процессов экономике нужны деньги. Снижая ставку ЦБ, можно открыть такую возможность, подешевевшие кредиты дадут экономике вдохнуть воздуха. Но связанный с этим рост предложения денег приведет к инфляции. Инфляция не будет стимулировать людей накапливать, напротив, будет заставлять тратить.

Многие эксперты считают политику постепенного снижения ставки ЦБ с ориентацией на инфляцию, как на индикатор, правильной. В этом случае реальный сектор будет сам оценивать свою потребность в деньгах и делать это максимально адекватно, без фанатизма.

Как же быть производителям в посткризисный период? Изменение методов работы, появление новых технологий, обучение – вот чаще всего звучащие рецепты, полезные при синдроме кризиса. Пора менять бренд «съедено в России» на бренд «сделано в России», «нельзя медлить и останавливаться, потому что ни у кого не получится перепрыгнуть пропасть в два прыжка» (Борис Грызлов, Председатель Государственной Думы, председатель Высшего совета партии «Единая Россия», «Эксперт № 40 19-25 октября 2009).

Нельзя не отметить, что в период кризиса образовалась так называемая «инвестиционная яма», никто не вкладывал деньги, то есть у нас имеется потенциальный катализатор экономического восстановления и последующего роста. Так считают оптимисты. Но есть и противоположное мнение. Предшествующее кризису переинвестирование было настолько глобальным, что вернется к прежним темпам роста экономика еще не скоро…

Оптимисты считают кризис восстановлением справедливости. Доводы: пора перестать жить в долг, надувать финансовые пузыри и безмерно потреблять. Пессимисты же считают, что цель не оправдывает средства, и цена отрезвления слишком высока. Чего только стоит безработица, турбулентность финансовых рынков, спад производства и рост недоверия к финансовой системе в целом. Это не шаг назад, это просто разрушение выстроенной архитектуры отношений в деловом мире!

Не сходятся эксперты и во мнении, произошла ли какая-либо существенная перестройка в экономике страны вследствие кризиса. Сторонники оптимистического подхода верят в начавшиеся процессы оптимизации. Пессимисты склонны думать, что существенных перемен в методах регулирования и подходах не произошло. Многие компании отправили сотрудников в отпуск без содержания, даже не перекроив штатное расписание и ничего не затронув на принципиальном уровне.

А может быть, поучиться у Китая и развивать инвестиции в собственное производство при достаточно жестком госрегулировании? Можно долго спорить о роли государства в рыночной экономике, но социально-экономическая и политическая стабильность точно не помешают. Поделиться положительным опытом странам, безусловно, полезно. Но и о суверенитете не стоит забывать. В процессе поиска «золотой середины» важно помнить о собственных конкурентных преимуществах: огромных природных ресурсах, научном потенциале и уникальности менталитета российских граждан.

Активно обсуждается вопрос необходимости разнонаправленного развития экономики, многовекторности и инновационности развития. С этим мало кто спорит, в основном, идея встречает поддержку. А вот вопрос развития инфраструктуры снова наталкивается на разнонаправленные взгляды. Оптимисты видят собственное экономическое развитие в развитии инфраструктуры, дорог, аэропортов, телекоммуникационных систем. Но находятся и пессимисты, которые говорят о высоком уровне монополизма в стране, которые лишают смысла инвестирование в инфраструктуру, что ограничивает результативность мер бюджетного стимулирования. Так, вызванный мерами бюджетного стимулирования рост спроса не приведет к росту предложения, а только лишь вызовет повышение цен. «Вы увеличиваете инвестиции в дороги и получаете дороги того же качества и в том же количестве, что и раньше, но дороже» (Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ, «Профиль», 19.10.2009)

Какое же общее ощущение от результатов воздействия кризиса на нас с вами? Такое впечатление, что сейчас мы все «с бодуна». Приходим в чувства и задаем себе вопрос: «А что, собственно, было?»

Липецк. Взгляд на кризис.

Обзор публикаций липецких СМИ относительно вопросов кризиса создает весьма оптимистическое ощущение. Обвального сценария удалось избежать, несмотря на вызванные кризисом сокращение промышленного производства на 22%, спад в металлургии на 25% и в машиностроении на 33%. Уже летом в Липецкой области начался рост, производственные мощности НЛМК практически полностью загружены. Объем продаж черных металлов в последние месяцы даже превысил докризисный уровень. В 2009 году в сравнении с прошлым годом ввод жилья увеличился на 30%, создано 360 новых предприятий в сфере потребительского рынка, стабильной остается ситуация в агропромышленном комплексе (в 2009 году в 1,5 раза увеличилось поголовье свиней, возросло производство мяса и молока). В Липецкой области самый низкий уровень зарегистрированной безработицы в ЦФО.

Всего этого удалось достичь не без помощи и поддержки федеральных и региональных властей (государственные гарантии предприятиям (пример: завод «Свободный сокол»), финансовая помощь сельскому хозяйству, малому бизнесу, налоговые послабления, меры социальной поддержки населения, инвестиции в развитие «Особой экономической зоны»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *