Продовольственная безопасность

Еженедельно в Москву, ради прихоти столичных гурманов, из Японии, США, Австралии и Аргентины самолетами доставляют несколько тонн охлажденной мраморной говядины – самого эксклюзивного и дорогого мяса, один килограмм которого может стоить до $1000.

За это же время уже совсем не ради гастрономических прихотей, а по суровой необходимости в Россию ввозится до 60 тыс. тонн мяса и птицы. В итоге за минувший год россияне съели почти 3 млн. тонн импортной говядины, свинины и курятины, обогатив зарубежных производителей на $6 млрд. Так почему нам не хватает отечественного мяса и чем опасна для страны такая зависимость от импортных окорочков и стейков?

Наследие и реалии агропрома


Для российского сельского хозяйства, и в советские времена пребывавшего не в лучшем состоянии, переход к рыночной экономике в начале 90-х стал настоящим шоком. Вопреки наивным ожиданиям реформаторов, фермерские хозяйства и агрофирмы, которые пришли на смену колхозам и совхозам, не смогли накормить огромную страну. Оставшись без поддержки государства, они оказались в куда более невыгодных условиях, чем сельхозпроизводители Евросоюза и США, где действует последовательная политика аграрного протекционизма.

Даже последние восемь лет экономического благополучия, когда агропромышленный комплекс вырос почти вдвое, мало что изменили в этой ситуации. Да, сейчас Россия обеспечивает себя зерном и отчасти овощами, но все равно в страну приходится импортировать более 40% потребляемого продовольствия, а для Москвы и Санкт-Петербурга доля импорта составляет более 70%!

В особо сложном положении оказались животноводческие и птицеводческие предприятия. Из-за отсутствия финансовых ресурсов и доступа к кредитам хозяйства долгие годы не могли проводить модернизацию, приобретать современные машины и оборудование, применять эффективные технологии, вести целенаправленную селекционную работу и т.д. В результате рентабельность животноводства неуклонно падала, так что сейчас, например, производство мяса крупного рогатого скота является убыточным.

Подсчитано, что с 1991 по 2005 год поголовье крупного рогатого скота сократилось с 54,7 до 21,4 млн. голов, свиней – с 35,4 до 13,3 млн. голов. Производство мяса скота и птицы в живом весе снизилось с 14,5 до 7,6 млн. тонн. Это привело к тому, что доля импорта мяса на внутреннем рынке сейчас достигает 35%, что не идет на пользу ни отечественному животноводству, ни потребителю.

Государство нам поможет?

В мае этого года на совещании по социально-экономическому развитию Приволжского федерального округа в Кирове вопрос продовольственной независимости страны поднимал Президент РФ Дмитрий Медведев.

«Пока отечественное животноводство только на 60% обеспечивает потребности страны в мясной продукции. Остальную часть Россия вынуждена импортировать, принимая на себя риски, в том числе связанные с нестабильностью цен на мировых продовольственных рынках», – подчеркнул он.

По оценке экспертов, порогом продовольственной безопасности является 20% импорта. Эта величина имеет строгие экономические обоснования, так как при большей доле импорта развиваются серьезные негативные последствия по всему агропромышленному комплексу.

Надо сказать, государство уже несколько лет старается всеми административными и финансовыми ресурсами выправить ситуацию в сельском хозяйстве. Начавшийся в 2006 году национальный проект «Развитие АПК», преемником которого стала «Государственная программа развития сельского хозяйства», предполагал сразу несколько направлений развития, на которые в текущем году выделено 61 млрд. рублей. Это льготное кредитование фермерских хозяйств и крупных аграрных предприятий, развитие доступного лизинга сельскохозяйственной техники, оборудования и племенного скота и прочие меры поддержки отечественного сельхозпроизводителя.

Одним из основных методов защиты российского агробизнеса остается таможенно-тарифная политика. Чтобы освободить рыночное пространство для отечественных производителей мяса, еще в 2003 году были введены квоты на импорт говядины, свинины и курятины, причем каждый год они пересматриваются в сторону уменьшения. Так, в феврале правительство установило квоты импорта мяса на 2009 год: для говядины – 450 тыс. тонн, свинины – 531,9 тыс. тонн, мяса птицы – 952 тыс. тонн.

Первый заместитель председателя правительства РФ Виктор Зубков, который с недавних пор курирует сельское хозяйство, считает, что меры государственной поддержки уже начали давать реальные результаты. Сельское хозяйство набрало очень высокий темп роста – 8-10% в год. И если тенденция продолжится, то к 2012 году Россия по производству мяса выйдет на те нормативы, которые предусмотрены в доктрине продовольственной безопасности.

Мясные инвестиции

Наиболее заинтересованными в уменьшении зависимости от импорта оказались мясоперерабатывающие заводы. Непредсказуемые скачки курсов валют, изменение таможенных пошлин, ограничения из-за птичьего и свиного гриппа – все это сильно осложняет работу на импортном сырье. Поэтому отечественные мясопереработчики пошли по пути инвестирования средств в развитие собственных хозяйств.

По словам Виктора Ольхового, первого заместителя руководителя московского Департамента продресурсов, стратегия крупных московских пищевиков сейчас такая: выкупается контрольный пакет акций бедствующего районного предприятия, в него вливаются солидные инвестиции и начинается интенсивное производство. Например, компания «Вимм-Билль-Данн» в 2007 году инвестировала около $10 млн. в строительство нового животноводческого комплекса для недавно приобретенного хозяйства «Труд», расположенного в Ленинградской области.

В столице по такому пути пошли Черкизовский мясоперерабатывающий завод, компания «Микоян» и другие московские пищевые «гиганты», объединившие в 20 агрохолдингах более 100 региональных сельхозпредприятий. В частности, завод «Микоян», уже имея во Владимирской области предприятие с 180-тысячным поголовьем свиней, намерен построить еще один крупный животноводческий комплекс. Сейчас около 90% говядины, свинины и баранины «Микоян» получает от собственных хозяйств.

Больше всего инвестиций привлекла птицеводческая отрасль – как наиболее рентабельная. Это вполне закономерно, ведь цикл производства цыплят-бройлеров занимает всего несколько недель. Кроме того, благодаря национальному проекту «Развитие АПК» птицекомплексы еще несколько лет назад начали получать льготные кредиты на строительство и реконструкцию. Так что сейчас положение дел в производстве куриного мяса выглядит наиболее оптимистичным по сравнению с другими отраслями мясного рынка. Объем производства птицы в 2008 году увеличился на 16,5%, и, по оценкам экспертов, в этом году ожидается рост не менее 11,8%.

Схожий процесс увеличения инвестиционной привлекательности, пусть и с некоторым запозданием, начался и в свиноводстве, где производственный цикл гораздо длиннее – 10-12 месяцев. Рост в этой отрасли составляет не менее 8% в год. Так что, по словам главы Мясного союза России Мушега Мамиконяна, в ближайшие два-три года в этих отраслях можно ожидать практически полного импортозамещения – как бы этому ни противились американские производители бройлеров или бразильские свиноводы.

Сложнее всего сейчас положение в разведении крупного рогатого скота. Из 3 млн. тонн мяса, производимого за год в России, всего 62,2 тыс. тонн приходится на качественную говядину, основная же доля – это выбраковка молочного стада. По словам Харона Амерханова, заместителя директора Департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза РФ, сейчас в стране доля мясных пород – всего 2% поголовья. На восстановление практически полностью утраченной племенной базы мясного скотоводства может потребоваться много лет, даже при том, что сейчас специально под эти цели выделяются значительные средства (в этом году – 4,5 млрд. руб.).

Планируется, что к 2012 году Россия нарастит производство высококачественной говядины в 4,5 раза – до 282,4 тыс. тонн. А пока энтузиасты предпочитают сосредоточиться на «штучном» производстве российских аналогов знаменитой мраморной говядины – как наиболее рентабельном направлении. Например, с этой целью новгородский агропромышленный холдинг «Адепт» в начале 2009 года закупил во Франции сотню породистых коров, каждая из которых стоит несколько тысяч евро. Предполагается, что «экспериментальное» мясо будет под заказ поставляться в рестораны Санкт-Петербурга.

Инновации для животноводства

Реализация госпрограммы развития сельского хозяйства (и, в частности, возрождение российского животноводства) предполагает, помимо всего прочего, колоссальный объем строительства и коренную модернизацию инфраструктуры села. Фермы, птичники, склады, ангары, производственные здания – зачастую всё это предстоит возводить «с нуля» в кратчайшие сроки. В полной мере понимая это, инвесторы стремятся снизить затраты на капитальное строительство, привлекая для осуществления своих проектов инновационные решения.

«Быстро восстановить и модернизировать инфраструктуру села – задача очень непростая, – считает Сергей Чернышев, генеральный директор российского подразделения Ruukki, европейского лидера в области решений из металла для строительства и машиностроения. – Выходом может стать повсеместное использование технологии строительства быстровозводимых зданий. Сооружения такого типа нашли самое широкое применение в странах Западной Европы и становятся все более востребованными в России».

Быстровозводимые здания из металлоконструкций легко монтируются и демонтируются без применения тяжелой строительной техники (автокранов). Благодаря небольшому весу они не нуждаются в массивном фундаменте, кроме того, на строительную площадку поставляются в виде готового к сборке комплекта. Все это существенно удешевляет и упрощает возведение сельхозобъектов, а следовательно, повышает конкурентоспособность агропроизводителей.

Еще одним преимуществом таких сооружений является гигиеничность и возможность жесткой санитарной обработки. Это особенно важно в период обострения эпидемической обстановки – до сих пор памятны для многих птицепроизводителей потери, понесенные во время вспышки птичьего гриппа.

«Птицеводство сегодня – высокопотенциальный бизнес, в который вкладываются значительные средства, – говорит директор по продажам ООО «Руукки Рус» Леонид Лазуткин. – Но строительство агросооружений требует чрезвычайных мер по защите от коррозии, а также соблюдения строгих правил по химической и бактериальной защите».

Отсутствие пористых материалов в покрытии сэндвич-панелей упрощает чистку и предотвращает появление грязи и болезнетворных бактерий в помещении.

«Сейчас, в условиях вспышек эпидемий гриппа, как никогда остро перед сельскохозяйственной отраслью встает вопрос повышения стерильности помещений для содержания птицы и скота, – говорит Сергей Чернышев, генеральный директор российского подразделения Ruukki. – Мы разработали новые типовые здания, чтобы производители смогли легко и наименее затратно решать вопросы соответствия своих предприятий санитарным нормам».

Эта технология использовалась агрохолдингом «БЭЗРК-Белгранкорм» как при возведении одного из самых больших в России (130 тыс. кв. м) птицеводческого комплекса в Белгородской области, так и в строительстве крупнейшей в Новгородской области птицефабрики с планируемым объемом производства 42 тыс. тонн мяса птицы в год. В проект холдингом было инвестировано более 2 млрд. руб. Строительные работы длились всего 8 месяцев и закончились осенью 2008 года. Для возведения инкубаторов, площадок по выращиванию бройлеров, цеха по забою и глубокой переработке птицы были выбраны полнокомплектные здания из легких металлоконструкций типа «Спайдер-Агро».

Сейчас становится ясно, что существует три непременных условия продовольственной безопасности страны. Это последовательная государственная поддержка отечественного АПК, внедрение новейших технологий во всех сферах агропромышленного производства и развитие инфраструктуры села. Только так можно повысить конкурентоспособность российского сельского хозяйства и наполнить рынки и супермаркеты дешевыми и качественными продуктами питания, произведенными в России для россиян.

Елена Гришина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *